Адыгейские танцы

 

Каждый из них, будь то "Зафак", "Загатлят" или "Исламей", удивителен по-своему. Когда в кругу танцуют девушки в прекрасных сае и джигиты в черкесках, невозможно оставаться равнодушным. Завораживают их виртуозность и плавные движения. Появление и развитие адыгских танцев имеют интересную и глубокую историю. В их основе лежат религиозно-культовые пляски. В седую древность пляски с участием больших масс людей являлись магическими актами, которые должны были обеспечить удачу в борьбе с силами природы, принести успех в труде, на охоте, в бою с врагами и т.д. 

Пляски органически переплетались с обрядами. И как писал Хан-Гирей: "...предки нынешних черкесов со времен язычества, призывая благословение боготворимых ими предметов или изъявляя им свою признательность, плясали". 

Древнейшей формой пляски была подражательность, но она не могла долго удовлетворять далеких предков адыгов. Усложнение обрядов порождало и другие магические акты. Процесс изменения танцев лучше всего прослеживается в культовых плясках "Шиблеудж" (танец в честь бога грома) и "Тхьашхоудж" (танец в честь великого бога), бытовавших у адыгов до недавнего прошлого. Посещавший часто Кавказ путешественник Ж.Б.Тавернье писал: "Когда гремит гром, все тотчас же выходят из селения, и вся молодежь обоего пола начинает петь и танцевать". Культовые танцы, в том числе "Шыблэудж" и "Тхьашхоудж", имеют общие черты с дошедшим до наших дней "Удж-хъураем" (круговым хороводным танцем). Современный "Удж-хъурай" также, как упоминали Л.Я. Люлье и В.В.Васильков, исполняется "вкруговую" и с однообразным притопыванием ногами. Эти особенности исполнения соответствовали старинному ритуальному танцу, где ритмически организованное действие в виде однообразных притопываний имело магическое значение. В дальнейшем появляются новые формы адыгского танцевального искусства. Это можно проследить на примере "чъэкъашъу" – танце козла, который исполнялся на больших празднествах и стал новым выражением народного искусства. "Этот традиционный образ воплощает в себе все виды древнего искусства: в нем легко обнаруживаются обрядовые истоки драмы, главным образом, непосредственной народной сатиры и элементы звукоподражания птицам и животным, а также начало театрализованного мимического и хореографического искусства". Со временем магические формулы с их обрядовыми ритуалами постепенно переплетаются с обрядами семейных, общинных, племенных и общенародных празднеств, приурочиваемых к различным событиям и памятным датам, к сельскохозяйственному календарю и так далее. Вот некоторые из них: "выход в поле" ("ЖъонэкIодэкI"), "конец пахоты" ("ЖъонэкIоух"), "начало молотьбы" ("Хьамтехь"), "стрижка овец" ("Цыупхъ") и другие. Танцы сопровождались песнями, мелодиями, где отчетливо слышится, например, клацанье ножниц и прослеживается четкое движение рук стригущего овцу чабана. В этом своеобразном песенно-танцевальном движении слились мелодия, слово и танец, формируя образно-художественное начало изображаемого явления. 

– Если мы обратимся к сказаниям о нартах – героическому эпосу, мы увидим, что в них много сведений о танцах адыгов. 

– В сказаниях о нартах, отражающих формы общественной жизни адыгов, их миропонимание, художественное творчество нескольких эпох, танец представлен как сравнительно самоопределившаяся форма искусства. Об этом повествует сказание о Батразе.

Собрались однажды нарты отважные 
На Черной горе, на самой вершине. 
На вершине горы пляску затеяли.

Ряд сказаний о Сосруко и Бадыноко свидетельствует о том, что танец у нартов является в известной мере средством физического воспитания и закалки. Он готовил юношей к подвигам, к борьбе с врагом. Например, нарта Бадыноко – сурового воина, богатыря – не влекут игры и веселье, боевые доспехи он надел для ратных дел. Однако мастерство, изобретательность и ловкость в танцах ценились адыгами не меньше чем мужество и отвага в бою. "На одном из нартских собраний (хасэ) первый танец предложили Бадыноко, который прыгнул на стол и протанцевал по краю круглого столика, не пошатнув его и не опрокинув деревянные чашки с подливой. Вслед за ним станцевал Сосруко, но уже не по краю стола, а по краю чаши, стоящей на столе. Так же искусно танцевал и нарт Хамыш". После танца Батраза и Сосруко на лезвиях мечей Бадыноко показывает невозможное: он вбивает свой меч рукоятью в землю и на острие лезвия пляшет на носках. 

На протяжении длительного исторического периода танцы адыгов выполняли комплекс функций в жизни общества. Разнообразные игры, военная гимнастика и джигитовка воспитывали физическую силу, ловкость и выносливость. Протяжные, заунывные песни, игра на камыле, шичепшине, темпераментные танцы выражали характер народа, отношение к жизни. Танцами и песнями были насыщены свадебные обряды, обряды взаимопомощи, куначества, воинские обряды, начало и конец сельскохозяйственного года, победы и неудачи в сражениях и т.д. 

Наиболее распространенные танцы "Удж", "Зафак", "Зыгъэлъат", "Исламей", "ЛъэпэкIас", "Удж-хъурай" дошли до наших дней. Как правило, традиционным народным танцам массового исполнения предшествует индивидуальный танец мужчин – "ЛъэпэкIас", который постепенно переходит в своеобразное состязание. "ЛъэпэкIас", как и другие танцы, исполнялся на праздниках, чаще всего – на праздниках урожая. Молодежь заявляла о своей зрелости, готовности наравне со старшими трудиться и состязаться в играх. Как только раздавались звуки шоторып, отхачич и пщынэ, молодежь подхватывала их ритм, начинала бить в ладоши и петь. Всегда находился смельчак, который выскакивал в центр круга, за ним второй, третий – так начинались пляски-состязания. После своеобразного представления – ритуала, означающего начало состязания в танцах, начинался танец, в котором танцовщик демонстрировал свою ловкость и грацию. Такие танцы способствовали разработке техники танца. 

Одним из древнейших хороводных танцев адыгского народа является "Удж-хъурай" – танец-воспевание, гимн женщине. И где бы он ни исполнялся – на праздниках, свадьбах, гуляниях – традиционной остается мелодия. Традиционен и смысл танца, в нем раскрывается почтение, уважение к женщине, предельное внимание и учтивость. Для исполнения выбирается самая красивая, грациозная девушка. Выбирает ее совет старейшин. 

Если говорить о сегодняшних адыгских танцах, то они прекрасны в исполнении "Нальмэса". Зажигательные и искрометные, танцы так и зовут каждого в круг. Рукоплескали "Нальмэсу" не только в городах, селах, аулах Адыгеи, во многих городах России, но и в Турции, Сирии, Бельгии, Арабских Эмиратах, Польше, Германии, Болгарии, Швеции, на Кипре. 


 

Адыгея – это самобытная страна, славящаяся своей культурой. И не последнее место в ней занимают народные адыгейские танцы. Их много, и каждый из них уникален и прекрасен по- своему. Ритмичная музыка, энергичные движения, пластика – все это в симбиозе и создает неповторимый стиль истинно народного танца.

Адыгейские танцы имеют свою историю. Основа их – религиозные пляски, призванные в старину привлечь удачу и достаток. С каждым столетием стиль танца менялся, переплетаясь с семейным укладом, общинными празднествами, племенными обрядами. Поэтому в некоторых танцах до сих пор слышно щелканье ножниц («Цыупхь», «стрижка овец») или звукоподражание животным («Чъэкъашъу» , «танец козла»).

Также танцы Адыгеи служили, да и продолжают служить, мерилом силы, выносливости и ловкости. Молодые люди посредством танца заявляли о своей готовности вступить во взрослую жизнь (индивидуальный мужской танец «Лъэпэкlас»), воспевали матерей, сестер и дочерей («Удж-хъурай», танец-гимн женщине), знакомились друг с другом («Зафак», танец первого свидания).

    Каждый танец что-либо символизирует. Понять – что, не сложно людям любой национальности, потому что в разных странах, говорящие на абсолютно разных языках люди, понимают и чувствуют один язык – язык танца.

Среди всего многообразия наций и культур Адыгея выделяется своим творческим наследием. Адыгейский народ очень музыкальный, и поэтому все значительные события встречает и провожает танцами, не у каждой народности присутствует такой факт.

До сих пор адыгейские танцы являются красочным зрелищем для тех, кто их смотрит и вызовом для тех, кто в них участвует. Невозможно оставаться равнодушным, когда смотришь, как прекрасные девушки и горячие джигиты танцуют свою жизнь.

И это действительно так – каждый танец проживается всей сущностью, мыслями и эмоциями. Наверное, поэтому, адыгейские танцы такие искренние и завораживающие.

 

Адыгейские танцы – часть культуры народов Кавказа, оставшаяся практически нетронутой и дошедшая до наших дней в своем неизменном виде. Адыгея славится большим количеством танцев.

 

 

 

Исламий. У адыгского народа «Исламий» известен как жизнерадостный лирический танец подвижного характера. Его композиция насыщена разнообразием линий, диагоналей и круговых мотивов, сочетающихся с различными перестроениями, неожиданными поворотами и разводами. У адыгского народа музыка к «Исламий» особенная, единственная, которая состоит из нескольких частей и является традиционной, обязательной. Танец этот широко популярен в народе, потому что является средством общения молодежи. В виду строгих традиций и обычаев, юноши и девушки могли встречаться и как-то проявить свои симпатии только на народных празднествах, свадьбах, в которых участвовали целые аулы, селения. Познакомившись однажды на каком-либо торжестве с девушкой, юноша искал встречи с нею и на других праздниках. С приглянувшейся ему девушкой он стремился танцевать все танцы. Так завязывался узел их будущих взаимоотношений.

 

 

И если « Зафак» был танцем первого свидания, то « Исламий» — танец второго свидания. Здесь юноша и девушка обретают взаимопонимание, они рады новой встрече. Юноша стремительно, радостно несется по кругу, исполняя то строгие, то замысловатые движения и повороты. Пластика девушки сдержана, стан ее грациозен. Но, бисерные переборы ног, горделивые, полные достоинства движения, ловкие повороты наполнены внутренней взволнованностью и искренней девичьей радостью. Его называют также танцем будущих жениха и невесты.

 

 

 

Мужчины многие элементы танца исполняют на пальцах.

Новинки 2019 года