Рутульский танец. Рутульский фольклор.

 

 

Рутульцы — это коренное население Республики Дагестан. Сами Рутульцы называют себя МыхIабыр по наименованию села Рутул — МыхIа. В основном Рутульцы проживают на территории Рутульского района, расположенного на юго-западе Республики Дагестан в долине реки Самур. Рутульский район был образован в Советское время правительством Дагестана в 1929году. На северо — западе Рутульский район граничит с Чародинским и Тляратинским районами, на севере с Лакским, на северо — востоке с Кулинским, на востоке с Курахским и Агульским районами, на юго — востоке с Ахтынским районом и на юго — западе его с Азербайджанской Республикой отделяет Главный Кавказский хребет.

Помимо этого представители этой малочисленной народности заселяют и территории Бабаюртовского района, Кизлярского района, а также Шекинского и Кахского района Республики Азербайджан.

Официально численность Рутульцев в мире насчитывает около 60 000 человек. По данным переписи, которая проводилась в России в 2010 году, на территории Российской Федерации проживает около 35000 Рутульцев, из них в Дагестане около 28000 людей. По оценкам специалистов около 1000 Рутульцев проживают на территории Азербайджана. Численность Рутульцев неуклонно растёт. Об этом можно судить по результатам переписей, которые проводились как в советский период так и в период Российской Федерации.

Родным языком Рутульцев считается Рутульский язык. Он относится к группе Нахско-Дагестанских языков. Рутульский язык имеет несколько диалектов. Это Шиназский, Мюхрекский, Ихрекский, Борчинский и Рутульский. В некоторых аулах одно и то же слово иногда выговаривается по разному. 

Рутульский язык образуется из 5 диалектов: мухадский (вкл. лучекский говор) — опорный диалект рутульского литературного языка[14], шиназский, мюхрекский, ихрекский и борчинско-хновский. Ихрекский и борчинско-хновский образуют — юго-западное наречие. Мухадский, шиназский, мюхрекский образуют восточное наречие. По системно-структурным особенностям юго-западное наречие близко к цахурскому, восточное наречие — к будухскому и крызскому языкам. 

 

Рутульцы строго соблюдали законы гостеприимства. Гость пользовался всеобщим уважением. Отказ в гостеприимстве строго осуждался. Чтобы не навлечь на свой дом несчастья, хозяин должен был накормить гостя, проявить радушие. В случае необходимости он защищал гостя даже ценой своей жизни.

Правом гостеприимства могли воспользоваться даже кровники, если приходили в дом искать защиты и покровительства. Спрашивать гостя о цели визита считалось неприличным. Гость, в свою очередь, должен был вести себя скромно, не доставлять беспокойства хозяевам.

Практически в каждом доме, даже небогатом, устраивалась особая гостевая комната, которую обставляли лучшей мебелью и украшали коврами. Гость мог пользоваться гостеприимством три дня, затем он считался практически членом семьи и должен был включиться в хозяйственные заботы. Часто мужчины, принадлежавшие разным родам, становились кунаками.

Кунаки были связаны тесными дружескими отношениями. Они обязаны были оказывать друг другу всяческую помощь и поддержку. У человека могло быть несколько кунаков, но главным считался тот, с кем первым были заключены отношения куначества, или кунак отца.

В сватовстве принимали участие два самых уважаемых и близких человека, умеющие вести разговор. Первый визит не гарантировал положительного ответа со стороны невесты. Сваты приносили угощения и могли приходить несколько раз вплоть до получения согласия на брак. Отец девушки не принимал участия в переговорах со сватами.

В назначенный день родственники жениха с подарками приходили в дом невесты для решения вопроса о предстоящей свадьбе. Они приносили обручальное кольцо, украшения, одежду, еду и сладости. Сторона невесты готовила приданое. В него входили наборы домашних вещей, одежды, мебели. Период между сватовством и свадьбой мог достигать трех лет. Родственники жениха заботились о невесте, преподносили ей подарки по праздникам. Жених и невеста избегали не только общения между собой, но и встреч с родителями и родственниками каждой из сторон.

Родители жениха готовили к свадьбе продукты и отправляли их в дом невесты. Свадьба продолжалась от трех до семи дней в зависимости от состоятельности семьи жениха. Торжества в ознаменование заключенного религиозного брака с участием священнослужителя – муллы проходили в доме жениха.

При заключении брака вносилась определенная сумма в качестве потенциальной компенсации в пользу женщины на случай смерти мужа или развода. Тогда же подносили подарки родителям жениха и невесты.

Главными событиями праздника были появление жениха и переход невесты в его дом. Жених и его шаферы, один из которых был другом, а другой – родственником, за два дня до свадьбы и после нее находились в доме соседа под охраной специальных людей (чтобы не допустить похищения жениха). В случае похищения его возвращали только за выкуп.

Невеста, находившаяся в доме родителей, перед выходом облачалась в свадебное одеяние и красный платок, закрывавший ее лицо. По поверьям рутульцев, красный цвет защищал невесту от порчи злыми духами-джиннами.

В сопровождении наставниц, музыкантов, молодежи невеста направлялась к дому жениха. Мужчины устраивали по пути конные состязания и танцы. Процессию встречали ружейными залпами, невесту осыпали рисом, орехами, сладостями, мелкими монетами и желали ей благополучия. По представлениям рутульцев, это делало брачную жизнь счастливой.

У входа в дом невесту приветствовали родители жениха. Перед ее ногами клали металлический предмет, на который она должны была наступить, так как, по рутульским поверьям, «первый шаг невесты должен быть прочным, как железо». В течение нескольких дней свадебного торжества невеста пребывала с закрытым лицом. На четвертый день ее лицо открывали в присутствии родственниц. В этот день невесту одаривали платками, тканью, деньгами.

Спустя несколько недель совершался обряд первого выхода новобрачной за водой. Процессия во главе со старшей родственницей мужа под песни и музыку направлялась к источнику. Встречных одаривали сладостями.

Примерно через два месяца молодожены по приглашению родителей невесты посещали их вместе с родными мужа. Затем муж и жена могли свободно бывать в этом доме. Во время первого посещения дочери дарили скот.

Жена не должна была садиться за один стол с мужем при людях, а также называть его по имени. Она вела домашнее хозяйство, занималась полевыми работами, обработкой шерсти. В то же время у рутулок не было обычая затворничества, они не носили чадры – покрывала, закрывающего лицо. Многодетные женщины пользовались большим уважением в обществе.

Особо почиталось рождение мальчика как продолжателя рода. Рождение девочки воспринималось сдержанно. Ребенка нарекали именем через несколько дней после рождения. Часто ему давали имя умершего авторитетного родственника. Воспитание детей в раннем возрасте осуществляли мать и бабушка.

После семи лет воспитание детей начинали мужчины. Приобщение детей к адатам (нормам обычного права) происходило через их участие совместно со взрослыми в обрядах, традиционных праздниках, посещениях мечети, молениях. Для предохранения новорожденного от болезней и сглаза под его подушку клали ножницы или какой-нибудь железный предмет.

Взаимоотношения внутри семьи основывались на повиновении старшим. При входе старших присутствующие вставали, уступали им место. Посторонние люди, как и близкие родственники, почтительно называли стариков «отец», «мать».

Праздник весны сопровождался прыжками через костры и бросанием в воздух глиняных шариков с воткнутыми в них горящими палочками. Одним из элементов праздника был ритуальный выход с плугом на поле для проведения символической борозды. В действительности пахоту начинали позже в зависимости от наступления тепла и состояния почвы.

Так же торжественно отмечали возвращение чабанов с зимних пастбищ и спуск женщин с крупным рогатым скотом – с летних.

Окончание сбора урожая и стрижка овец тоже отмечались торжественно. Устраивался общий праздник, на котором жители каждого рутульского «квартала» поочередно собирали в складчину продукты и веселились.

В праздниках и обрядах отражались традиционные древние верования, связанные с культами природы, плодородия. Рутульцы поклонялись священным рощам и источникам, горам, местам, связанным с жизнью святых. Над могилами святых сооружались «пиры» – небольшие купольные помещения. В засушливые периоды у пира проводились коллективные моления, после чего участники обливали друг друга водой.

Существовали также особо почитаемые приметы. Так, клятва, данная на наковальне, считалась самой крепкой. При затмениях солнца или луны стучали в металлические предметы и стреляли в воздух.

Поклонялись и «зиярату» в селении Мишлеш – месту погребения шейха Султана – эмира, скончавшегося в 1650 г. К нему приходили многочисленные паломники. «Зиярат» представляет собой одноэтажное строение с тремя отдельными, прилегающими друг к другу помещениями. Одно из них – жилая комната, убранная роскошными коврами. В другом помещении, по преданию, погребен шейх. В третьем находятся три погребения и хранятся мусульманские книги. «Зиярату» приносили щедрые дары пищей и вещами.

У рутульцев издавна получила развитие ашугская поэзия, имеющая продолжение и в наши дни. Ашугами называли певцов-импровизаторов, которые сами исполняли свои сочинения. «Ашуг» – означает влюбленный. Это название объясняется любовной тематикой песен. Но ашуги сочиняли стихи и на другие темы, призывали в них к честности и трудолюбию.

Рутульский фольклор включает многочисленные легенды и предания. Воплощенный в них героический эпос, повествует о борьбе рутульцев с персидскими полчищами в XVIII в.

Традиционными музыкальными инструментами являются чунгур и тар (струнно-щипковые) и бубен.

I

Новинки 2019 года