Лакский фольклор

Музыкальный фольклор

 

Небольшую часть составляют баллады. По одному примеру представлены жанры: песня-раздумье, свадебная песня. Тексты не связаны  с какой-либо конкретной мелодией. Более того, и сами куплеты не связаны друг с другом. Они подбираются исполнителем произвольно, на  свой вкус. Каждый из этих куплетов представляет собой вполне законченное по смыслу поэтическое творение, четверостишье (или, как называется у лакцев, — «шаммарду»). Исключение составляют баллады. В них куплеты образуют друг с другом единую сюжетную линию. За некоторыми из баллад закрепились свои собственные напевы.

Мелодии лакских народных песен чаще всего охватывают диапазон среднего объема, (т.е. в объёме сексты). Наиболее широкий объём — октава.

Главным типом мелодического движения в лакских народных песнях является нисходящее движение от опорного верхнего тона, но которому, как правило, предшествует скачок на квинту, то есть  последование 1 и 5 ступеней в восходящем направлении (реже — на кварту, сексту и октаву). При этом преобладает поступенное движение. Само движение происходит либо по диатонической гамме, либо  с применением интервала увеличенной секунды.

Основные интонации лакского народного песенного творчества принадлежат к области диатоники (иногда с введением в ладовый звукоряд интервала увеличенной секунды). Средне-объёмные диатонические мелодические образования составляют         основу для развития системы диатонических ладов минорного (эолийский, фригийский и дорийский) наклонения.

Из ладов с увеличенной секундой наиболее часто встречаются лады с увеличенной секундой на второй ступени диатонического лада. В некоторых песенных мелодиях можно наблюдать и случаи ладовой переменности.

Строение стихотворных строчек в лакских песенных текстах отличаются большой чёткостью, что создаёт основу для ясной декламации. Чаще всего встречаются семи-сложный и одиннадцати-сложный размеры. Причём последний размер разбивается на две строки, где первая имеет шесть слогов, вторая – пять. Как в семи-слоговом, так и в одиннадцати-сложном размерах стихотворная строка строится на сочетании внутри неё слов с парными и не парными слогами. 7-сложная строчка обычно складывается из двух, трёх групп: 4+3; 2+2+3; 2+3+2. 11-сложная — и — двух: 6+5.

Формы лакских народных песен — куплетные. Типичным и распространённым видом лакской народнопесенной строфы является четверостишье с рифмованными 1, 2 и 4 строками (ааба). Встречаются также и другие виды рифмовок, такие как — перекрёстная и парная (типы – абаб  и аабб).

Особо следует коснуться проблемы соотношения музыкального текста с поэтическим.

Дело в том, что лакский стих имеет не столь ярко выраженное на слух, ударение. Один и тот же текст (семи — или одиннадцати-сложный) спокойно ложится на мелодию, записанную в размерах 3/4, 2/4, 6/8, в то время как в других языках это почти невозможно. Об этом пишет Ш.Р.Чалаев в предисловии к своему сборнику «50 лакских народных песен»: «Возьмём, к примеру, первую строку первой песни (первой песни сборника – Р.Ф.). Если читать отдельно стих, то получается так:

Суннил ч1аврайн бувсса марххаланияр

1      2      3    4       5     6    7     8  9 10 11

Здесь практически два ударных слога, в то время как мелодия имеет пять ударений. И чем больше строк, тем больше этой неуловимой игры

Одним из самых излюбленных  и распространённых в настоящее время инструментов является мандолина. К ней по степени популярности приближается аккордеон. В качестве ударного инструмента распространён бубен. В некоторых песнях используется кеманча. Все они чаще всего играют в унисон с голосом и выполняют аккомпанирующую функцию. Каждой песен (с сопровождением), как правило, предшествует вступление, где музыканты, аккомпанирующие певцу, один или два раза повторяют припев, как бы начиная песню с конца.

Инструментальной музыке в лакском народном искусстве  отведена довольно скромная, прикладная роль. Но она всегда, тесно, свободно и естественно переплетается с другими видами народного художественного творчества и прежде всего с танцевальными, игровыми и зрелищными формами, составляя их неотъемлемый, органический элемент. Лакская инструментальная музыка теснейшим образом связана с вокальным песнетворчеством. Она также связана с бытом, ритуальными действиями и обрядами в  социальной жизни (как бы составляя принадлежность повседневного быта, а сам инструментарий — компонент народной утвари и интерьера).

В отличие от музыкального фольклора лезгин и кумыков самостоятельные «чистые» формы инструментального исполнительства в музыкальном фольклоре лакцев встречаются редко. Это касается как сольного индивидуального творчества, так и ансамблевой музыки. Почти во всех случаях инструментальная музыка выполняет аккомпанирующую функцию, сопровождает пение, танец, игру-состязание, сопутствует зрелищным жанрам художественного творчества. Она широко применяется в народных бытовых празднествах, во время исполнения различных ритуальных действ.

Инструментальное сопровождение чаще всего используется в вокальных жанрах: шуточных, танцевальных, любовных, лирико-повествовательных песнях. В этих жанрах певец часто сам себе аккомпанирует (на струнном, либо ударном инструменте). Основными аккомпанирующими  инструментами в настоящее время являются мандолина и бубен. Они могут использоваться как в отдельности, так и вместе (в сочетании). Партия этих инструментов, как правило, очень скромная. Главная их роль сводится к созданию необходимой ладовой опоры, метроритмического стержня музыки.  Между повторами песни  (между куплетами) нередко используются инструментальные проигрыши, которые вносят некоторое разнообразие в структуру песни и одновременно дают возможность певцу отдохнуть и сосредоточиться в эмоциональном плане на последующих куплетах.

Лакский народный музыкальный инструментарий состоит из ударных, духовых и струнных инструментов. Многие из этих инструментов широко используются не только у лакцев, но и у остальных народов Дагестана.

К лакским ударным инструментам относятся: «дачу» (барабан), «ччергъилу» (бубен); к духовым: баламан, «щуттух» (горная свирель), «зюннав» (зурна); к струнным: чугур, чагана. Позднее в инструментальных обиход лакцев вошли мандолина, кеманча, аккордеон и баян. Мандолина и кеманча заменили собой вышедшие к настоящему времени из употребления чугур  и чагану.

Чисто инструментальная народная лакская музыка представлена наигрышами на «баламанту» и «щют1юххи».

Щют1юххи — продольная свистковая флейта длиной 24-27 см. Головка имеет косой срез. В стволе просверлено 6 или 7 игровых отверстий на лицевой стороне и одно – на тыльной (находится между двумя верхними отверстиями). Звукоряд – диатонический. Звук у этой горной свирели нежный и мягкий.

Баламан — тростниковый инструмент. Это соединённые параллельно две дудочки с натуральным звукорядом (от 4 до 7 отверстий сверху и одно снизу). Так как настрой дудочек чаще не совпадает, инструмент даёт удивительные созвучия. Это инструмент чабанов, и носят они его в голенище своей обуви, связав трубочки верёвкой и заделав углубление  между ними бараньим салом. Образ чабана, играющего на баламане, давно вошёл в горскую поэзию, и очень любим в народе.

Зурна — язычковый инструмент, распространённый не только в республиках Закавказья, но и далеко за их пределами (в Средней Азии, на Ближнем и Среднем Востоке, в Африке, Индии, Китае и др.). Данный инструмент представляет собой разновидность гобоя. Изготавливается он чаще всего из абрикосового, грушёвого или орехового дерева. Конический ствол длиной до 36 см. имеет семь игровых отверстий на его лицевой стороне, одно – на тыльной; ещё одно отверстие на раструбе инструмента служит, как считают исполнители, для подстройки инструмента. Резкий, пронзительный звук зурны как бы предназначен для игры на открытом воздухе. Поэтому зурнач – непременный участник народных празднеств, шествий, свадеб, конных состязаний.

Струнные инструменты у лакцев особенно популярны и широко распространены. Преимущественно они используются для аккомпанемента пению, хотя нередко на них исполняются  и танцевальные наигрыши.

Чагана — смычковый инструмент, внешне напоминающий плоскую сковороду с верхом, обтянутым кожей животного или рыбьим пузырём.

Чугур — струнный щипковый инструмент.

Ударные инструменты играют исключительно важную роль. Они используются для выявления богатой музыкальной ритмики, для создания опоры, метроритмического стержня музыки. Среди ударных инструментов лакцев широко бытуют два основных вида.

Дачу — двусторонний барабан. Его устройство практически ничем не отличается от подобных инструментов, используемых в инструментарии соседних республик (Азербайджан, Армения. Грузия и многие др.). На деревянную широкую обечайку при помощи верёвок натягиваются кожаные мембраны. Это удивительно подвижный и ритмичный инструмент.

Ччергъилу — бубен с круглой деревянной обечайкой, на одной стороне которой натянута кожаная мембрана. К внутренней стороне обечайки крепятся многочисленные металлические кольца, позванивающие при встряхивании инструмента или ударе по его мембране. Хорошо натянутая и нагретая кожа даёт чистый, звонкий и сильный звук.

 

 

В развитии лакской литературы можно наметить две основных эпохи: литературу феодального периода и эпохи русского завоевания, и литературу советского и постсоветского периода.

Литературный язык, на основе кумухского диалекта стал складываться у лакцев ещё в средневековую эпоху. Первые записи на лакском языке относятся к XV в. В начале XVIII в., на этот язык был переведён с персидского и арабского языков ряд произведений светского и научного характера, в том числе историческая хроника «Дербент-наме» и медицинский трактат «Ханнал мурад» («Желание хана»). Письменность до 1928 на основе арабского алфавита, в 1928-38 — латинского алфавита, с 1938 — на основе русской графики 

В литературе первых двух периодов господствующее место занимает религиозная поэзия и религиозно-дидактическая литература. Основные мотивы религиозной поэзии: хвала Аллаху и его пророкам, толкование в стихах аятов Корана. В значительной части эта поэзи переводная. Главнейшие её представители: например Магомед Балхарский (Маллай), издавший в начале XX в. (после организации в Темир-Хан-Шуре мусульманской литографии) сб. стих. «Мажмуатул Ашар». В этом сборнике помещены произведения Заида Койкинского, описывающие смерть шейха Гаджи-Мусы-Гаджи и его мюридов, произведения самого шейха Гаджи-Мусы-Гаджи и др.

Из других произведений религиозной поэзии следует отметить: 2 сборника Гази-Сейд-Гусейнова: «Анhаруд-Думуэ» (Река слез), описывающая жизнь и страдания Гасана и Гусейна, сыновей Али ибн Абу Талиба, и «Киссатуль-Анбия», содержащая биографии пророков; религиозно-дидактические произведения Омара Балхарского «Бустануль Хокук» (Сад истины) и «Мовлуд» (жизнеописание пророка и посланника Мухаммада (с.а.в.с.)); «Tohpatul madanija» (Подарок из Медины) Абдул Керима Кумухского, мистические произведения паши Бачинского, Ума-хана Качаева и др. Все эти произведения почти недоступны широкой массе современных лаков, так как яз. произведений насыщен арабизмами. В дальнейшем мотивы религиозные в Л. л. Переплетаются с национально-революционными; глубочайшая ненавистью к угнетателям — представителям русского самодержавия, соединяется с настроениями панисламизма и пропагандой объединения с Османской империей. К литературе этого периода относятся: творчество ученого арабиста, знатока персидской и арабской литературы Юсуфа Кади Муркилинского [ум. в 1918], пытающегося перенести в лакскую поэзию формы арабско-персидской газели и касыды («Газалий», «Касидет» и др.); его лирические произведения используют весь комплекс традиционной тематики арабо-персидской любовной лирики; в его последних произведениях преобладают мотивы резиньяции и недовольства жизнью.

Произведения большого мастера слова — Шафи-Ницовкринского [ум. в 1918], наряду с лирическими произведениями написавшего ряд поэм: «Низложение султана Абдул-Гамида и балканская война», «Европейская война», «Японская война», ряд диалогов: «Каусарат», «Берлинская барышня» и др.; песни Будугая Мусы, написанные в Сибири (куда он был выслан за участие в восстании 1877), песни, полные проклятий предателям и надежд на грядущее отмщение; песни Гасана Гузунова, указывающие на ошибки, связанные с восстанием 1877. От этих песен резко отличаются своим революционным содержанием произведения старого революционера-эсера Саида Габиева, основателя и редактора первой лакской газеты «Заря Дагестана» (издавалась в СПБ в 1912). К этому же периоду следует отнести ряд писателей, последние годы деятельности которых по времени совпадают уже с послеоктябрьской эпохой, но творчество которых обращено еще к прошлому. Таков уже упомянутый ученый арабист Гасан Гузунов (род. в 1854 в Казикумухе), автор трактатов по астрономии и богословию и поэтических произведений на политические (движение имама Шамиля) и любовные темы.

 

Лакский фольклор богат и разнообразен. Героический эпос восходит к средневековой эпохе феодализма. Восхваляются подвиги героев походов на грузин, героев участников борьбы с Персией и Россией. Много общего у лакского эпоса с эпосом аварским не только по форме, но и по содержанию. Многие произведения лакского фольклора были ещё в отдалённые времена переведены на аварский. К героическому эпосу относятся следующие произведения: «Партувалил Патимат», «Моллачул Иса», «Даддакал Балай», «Казамиль Али», «Париль-Мисиду» и другие.

Лирическая песня в значительной степени, если не исключительно, создается женщинами. Обычный размер лакской песни (балай) — четырнадцати- или одиннадцатисложник; в настоящее время в лакскую устную лирику проникают также и другие размеры. Лакская сказка (маха) большей частью разрабатывает общие всем народам сюжеты волшебной сказки; характерны традиционные зачины («Были не были, и куда же идти, когда не были») и концовки («Так они дошли до цели, я гулял на их свадьбе и сейчас иду оттуда»).

Широко распространенным и любимым жанром устной Лакской литературы являются пословицы (учальартту), в которых отразилась «житейская мудрость» старого общества: «Не оставляй хлеба, хотя б ты был сыт, не оставляй бурку, хотя нет дождя». Для развлечения употребляются загадки (ссигри), напр.: «В одной бочке два разных напитка» (яйцо), «От ходьбы не устает, от еды не наедается» (мельница). Очень древним пережитком являются так наз. поговорки (учай махру); так, проходя мимо работающих, говорят: «вам будет удача», мимо молотящих — «да будет много», при каком-либо несчастном случае — «да охранит вас от несчастья» и т. п. Богатая устная Л. л. мало изучена; собранные некоторыми лакскими работниками (Чариновым, Гитинаевым и др.) материалы еще не опубликованы.

 

 

Новинки 2019 года